Саакашвили как фактор политической дестабилизации в Закавказье

О том, как "третий Майдан" в Украине может отразиться на общественно-политической ситуации в Грузии и Закавказье в целом, рассуждает политолог Артур Атаев.

Артур Атаев, Sputnik 

Организация "третьего Майдана" на Украине может отразиться на общественно-политической ситуации в Грузии и Закавказье в целом. Этому способствует то, что часть политической элиты и электората Грузии по-прежнему являются последовательными сторонниками этого экс-президента. Более того, на фоне кризиса интеграционных прозападных проектов "ностальгия по Саакашвили" в Грузии усиливается. 

Безусловно, в случае возвращения Саакашвили в грузинскую политическую элиту напряжение на Кавказе усилится. 

Опытный майданщик

Михаил Саакашвили в очередной раз продемонстрировал свою эффективность и деструктивный политический талант. На данном этапе реализуется классический майданный сценарий политического переворота, апробированный на Украине уже не раз. Технология политического переворота проста – обозначение требований, которые не имеют перспективы выполнения в ближайшее время. Затем противники действующего политического режима добиваются добровольной отставки, в данном случае – президента Петра Порошенко. Именно по такой схеме начиналась "революция роз" в 2003 году, а позже и украинские майданы. 

Саакашвили сам, выступая перед своими сторонниками в Киеве 17 октября, акцентировал внимание на имеющемся у него опыте предыдущих двух майданов. Фактически этот грузино-украинский политик является самым опытным организатором "оранжевых революций" на постсоветском пространстве. Возможно, что именно революционный опыт Саакашвили стал одним из ключевых мотивов при принятии решения о лишении его украинского гражданства. 

В условиях современной украинской политики, когда власть неэффективна и непопулярна, деструктивный ресурс Саакашвили является очень востребованным легальными и закрытыми оппозиционными силами. Для реализации проекта "Майдан-3" фактически уже сформирован своеобразный грузино-украинский политический спецназ, специализирующийся на дестабилизации. Украинская власть осознает, что часть участников проекта "Майдан-3" имеют опыт аких мероприятий. А наиболее активными и преданными сторонниками соратниками Саакашвили являются бывшие высокопоставленные грузинские политики во главе с Давидом Сакварелидзе, который до недавнего времени занимал должность заместителя генерального прокурора Украины. Именно тактика системных шагов Сакварелидзе, последовательно реализуемых на Украине, способствовала громкому и эффектному возвращению Саакашвили на Украину.  

Сейчас уже понятно, что политическое предательство бывших соратников и покровителей – это фирменный политический стиль Саакашвили. Именно по этой схеме был смещен президент Грузии Шеварднадзе в 2003 году. Этот же сценарий реализуется на Украине в настоящее время – Саакашвили из последовательного сторонника и друга  Порошенко трансформировался в его непримиримого противника.

Но украино-грузинская оппозиция пока не имеет яркого украинского политического лица, способного заменить действующего президента. Организаторы акции "Майдан-3" не способны выдвинуть лидера. А Саакашвили, имея потенциал, не подходит им по формально-юридическим критериям. 

Другое дело – Закавказье. Период пребывания Саакашвили за пределами Грузии оказался временем его политической капитализации. Он реально стал сильнее и опытнее. Причем Украина для него является "запасным политическим регионом", а настоящие политические амбиции связаны с Грузией. 

В условиях низкого качества политических элит в этом кавказском государстве его физическое возвращение в грузинскую политику может иметь серьезные политические последствия. Речь даже не о должности президента – достаточно его присутствия в качестве лидера политической оппозиции. Для него и его сторонников это даже более выгодный вариант.

Украинские события в контексте возвращения Саакашвили уже стали  одной из основных тем грузинских печатных и электронных СМИ. А тбилисская служба Би-би-си, ссылаясь на мнение грузинских аналитиков, не исключает экстрадицию Саакашвили в Грузию. Это оптимистичный для него сценарий, потому что в таком случае он займет свою политическую нишу с возможным влиянием на региональную и международную политику. Но возможно и выдвижение на позиции политического лидера более молодого члена команды Саакашвили. Например, Сакварелидзе, тоже имеющего опыт организации революционных майданов.

В случае возвращения Саакашвили в грузинскую политику дискурс о "деоккупации грузинских территорий" неминуемо приобретет формулу нового национального проекта. Будет, безусловно, реанимирована национальная идея о противостоянии сильному северному врагу путем возврата территорий. Эта идея сейчас эклектична и на фоне стремления Грузии в НАТО и ЕС особо не актуализирована. Но если Запад сделает в очередной раз ставку на Саакашвили и последний все-таки вернется в Грузию, то политическим элитами ЮО и Абхазии придется что-то противопоставить ему в идеологическом плане. Тренд на сближение с Россией в настоящее время, к сожалению, не имеет реальной социокультурной поддержки.

Политическим и культурным элитам этих государств необходимо иметь в виду сценарий возможной политической дестабилизации в контексте возможного возвращения Саакашвили в Грузию. И в этой связи в Абхазии и Южной Осетии назрела необходимость превентивных политических инициатив, направленных на интеграцию с Россией. 



Читать далее: http://sputnik-abkhazia.ru/analytics/20171019/1022167346/saakashvili-kak-faktor-politicheskoj-destabilizacii.html

Share this article

About author

Главный редактор

Email This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Настройки

ССЫЛКИ

Новостная рассылка

Оставте нам адрес электоронной почты, если хотите подписаться на новостную рассылку
Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…