ДРАГАНА ТРИФКОВИЧ: "Я ЗАМЕТИЛА ОСОБУЮ СВЯЗЬ МЕЖДУ ЮЖНОЙ ОСЕТИЕЙ И СЕРБИЕЙ"

Драгана Трифкович является основателем и гендиректором Центра геостратегических исследований в Белграде, представляет Центр евразийской безопасности в статусе основателя и председателя, кроме того является инициатором проведения Евразийского форуму журналистов. Госпожа Трифкович состоит в Демократической партии Сербии, член политсовета, центрального комитета, вице-президент комитета по сотрудничеству с Россией, уполномоченный представитель политической организации в России. Автор статей в области геополитики, культурной политики и других областях социальной и политической практики на сербском, русском, немецком и французском языке. Эксперт и основатель многих политических порталов и СМИ Европы, участник множества геополитических проектов в Евразии, в том числе, в Донецке, Крыму и т.д. Организатор конференции ОДКБ в Сербском Парламенте в апреле  2015 года. Драгана Трифкович также является лектором по геополитике в Академии при Президенте Российской Федерации, в  Академии национальной безопасности. Участник и организатор многих международных конференций в Сербии и России. В эксклюзивном интервью «Aloninfo.ru» госпожа Трифкович рассказала о динамике  сербско-российских отношений и выразила солидарность с народом Южной Осетии по воссоединению с Россией.

 

Военное сотрудничество Москвы и Белграда может выйти на новый уровень. Министры обороны России и Сербии обсудили соглашение об обучении сербских офицеров в российских военно-учебных заведениях. Как Вы считаете, может ли этот шаг стать частью курса на расширение военного и военно-технического сотрудничества?

Сербия в последние годы имеет стратегическое сотрудничество с США и НАТО в военной сфере, хотя во всех опросах более 80% нашего населения против такого сотрудничества (в первую очередь это связано с воспоминаниями о бомбардировках в 1999г. Сербии ). Развитие военно-технического сотрудничества с Россией имеет решающее значение для выживания нашей страны. Однако руководство нашей страны с большой осторожностью подходит к этому вопросу. Нынешний уровень сотрудничества очень низкий и неудовлетворительный. Например, Сербия ежегодно участвует в порядка 120 военных учений с НАТО и Соединенными Штатами Америки и только 2 учения проводятся с Россией. Что касается образования сербских офицеров, на данный момент ситуация не сильно отличается. Для того, чтобы сохранить баланс, Сербия должна иметь такую же интенсивность сотрудничества с Россией, а также с западными странами. Последнее соглашение с Россией может стать основой для дальнейшего сотрудничества, но сербской стороне нужно будет показать свою заинтересованность. В последнее время руководство страны подписало ряд соглашений с НАТО, благодаря которым позволило свободное передвижение, использование инфраструктуры, дипломатического иммунитета для войск НАТО и тд. С другой стороны, руководство государства до сих пор не предоставило дипломатический иммунитет сотрудникам Российско-сербского гуманитарного центра, хотя это нельзя сравнивать с иммунитетом, которым наделена военная организация НАТО (в Российско-сербском гуманитарном центре работают гражданские структуры).

      На каком уровне сейчас находятся разговоры в сербском обществе о плюсах и минусах европейского пути?

Диалога общества об европейской интеграции в Сербии не существует. Время от времени появляются результаты исследований, которые показывают, что менее 50% граждан Сербии поддерживают интеграцию Сербии в ЕС, но следует иметь в виду, что эта идея продвигается уже в течение 16 лет в качестве единственного лучшего решения для нас. Столько же продолжается процесс приближения Сербии к ЕС, который не привнес ни экономического ни социального благосостояния стране, несмотря на то, что это идеи руководства. Напротив, Сербия терпит большие потери в результате открытия своего рынка, а также неспособности отечественной экономики быть конкурентоспособной по отношению к продуктами из ЕС. С другой стороны, еще одним отягчающим фактором является то, что государство не имеет стратегии развития отечественной экономики, при этом она поощряет иностранных инвесторов в Сербии, которые ищут дешевую рабочую силу и рынка, а прибыль вывозят из страны. В связи с требованиями ЕС мы вынуждены принять многие недопустимые компромиссы, особенно в отношении южной сербской провинции Косово и Метохии. Или другой пример, по требованию Брюсселя и Вашингтона был организован так называемый «парад гордости» что неприемлемо в нашем обществе. Власти вывели боевые машины на улицы Белграда для обеспечения проведения данного мероприятия, чтобы соответствовать этим требованиям. Я думаю, что Сербия не приветствуется в ЕС, и что большинство сербского народа не хочет присоединяться к этому наднациональному образованию. Нас, сербов видят как малых русских на Балканах, и мы для них как таковые являемся неприемлемыми, если только мы не изменим ДНК.

Каков уровень сопротивления, который приходится преодолевать патриотическому лагерю Сербии?

Патриотические структуры в Сербии были маргинализированы и междоусобно разделены. Над этим систематически работали под влиянием западных держав. Что является специфическим для сербского общества - это память о бомбардировках со стороны НАТО и США, в качестве ведущей силы в этом блоке. Таким образом, сопротивление против США и ЕС огромное. При этом США и ЕС пытаются релятивизировать тот факт, что Сербию бомбили без решения Совета Безопасности ООН, а также вопреки нормам международного права. В качестве компенсации нам предлагается несуществующее экономическое и социальное благосостояние, которое на Западе уже давно не существует. Самая большая проблема заключается в том, что патриотические структуры в Сербии не могут гомогенизировать и серьезно функционировать в нынешних условиях. Практически, с одной стороны, у нас есть политические партии, НПО и СМИ, которые контролирует и финансирует Запад (а через них контролируются и государственные учреждения), а с другой стороны, мы имеем разрозненные патриотические структуры, которые ничего не имеют или владеют очень маленькими ресурсами и не в состоянии работать. Таким образом, в парламенте Сербии 80% граждан, которые выступают за стратегическое сотрудничество с Россией представляют лишь несколько человек.

27 февраля Еврокомиссия приняла решение предоставить Сербии статус кандидата в члены ЕС. Как это повлияет на развитие страны? Следует ли ожидать перемен в российско-сербских отношениях? Что пообещали сербские власти в обмен на получение заветного статуса?

Сербия не имеет никакой пользы от статуса кандидата в ЕС, и он служит в качестве инструмента для дальнейшего шантажа. Я уже говорила, что мы терпим большие экономические потери из-за беспошлинного режима с ЕС. Сербские промышленные объекты были разрушены в результате бомбардировок в 1999 году, а мелкие производители и фермы остаются на грани выживания. Например, ЕС выделяет около 40% от общего бюджета на развитие сельскохозяйственного производства и европейские фермеры получают большую помощь и поддержку. В Сербии, в сельском хозяйстве менее 2% бюджета, и поэтому продукты из ЕС имеют лучшую позицию на нашем рынке, а отечественные производители не могут быть конкурентоспособными. Таким образом, нет никакого вопроса развития. Что касается отношений с Россией, более 80% людей выступают за стратегическое сотрудничество с Россией, но европейская интеграция и стратегическое сотрудничество с Россией отделенные друг от друга процессы, которые не имеют много общего. В дальнейших переговорах с ЕС и открытием новых глав, следует запрос о согласовании внешней политики и политики безопасности, которая включает в себя введение санкций против России. Для Сербии, это было бы равносильно самоубийству. Кроме того, ЕС запросил от Сербии не увеличивать экспорт в РФ и не занимать место на российском рынке, которое использовалось ЕС до введения санкций Россией. Сербские власти молчаливо исполнили эти требования, хотя и не в соответствии с интересами государства. До сих пор, сербское правительство ради статуса кандидата предприняло ряд шагов, которыми де-факто признали южный сербский край как "независимое" государство (установили границу между Сербией и южной сербской провинцией, приостановили деятельность сербских институций в провинции, и т.д.). Практически отказались от части территории страны, которую я считаю беспрецедентно нашей. Что касается дальнейших обещаний, то возможно это связано с формальным признанием Косово в качестве независимого государства, введением санкций против России, отказ от поддержки Республики Сербской и вступление Сербии в НАТО, но мы сможем оценить это по будущим шагам сербского правительства.

Драгана, Вы человек в Новороссии известный. Вы были одним из тех немногих политиков, который рассказывал правду о Донбассе. Когда серьезные мужчины испугались санкций и последствий, Вы приехали и стали международным наблюдателем на выборах в ЛНР. Что Вы думаете о будущем самопровозглашенных Республик? Когда решится их судьба окончательно и какие пути по возвращению в лоно Русского мира Вы видите для этих и других свободных Республик?

Донецкая и Луганская Народная Республика уже были фактически независимыми и автономными. Им удалось создать институты и администрацию, и в трудных условиях войны установить какой-то порядок. Запад оказывает влияние на многие препятствия, проводимые Киевом, здесь я в первую очередь имею ввиду США, без которых майдан не произошел бы. Соединенные Штаты не имеют никакой дальнейшей стратегии, кроме как дестабилизировать другие страны. Идея управления хаосом оказалась неудачной, и все в мире вышло из-под контроля. Поэтому важно, чтобы международные отношения вернулись в рамки международного права, а проблемы решались путем диалога, а не конфликта. В этом огромную роль играет Российская Федерация, которая ведет ответственную политику и предлагает решения по нейтрализации конфликтов и снижению напряженности. Самое главное заключается в установлении мира на территории Донбасса, а затем политическом урегулировании проблемы. В нынешних условиях вполне возможно, что соглашения с Киевом приведут к созданию конфедерации, и если такое решение неприемлемо, ДНР и ЛНР будет стремиться к достижению формальной независимости. В этом случае будущий путь республик будет похож на Южную Осетию и Абхазию. Совершенно очевидно, что большее число стран не признают независимость республики, но в конечном счете этого никто и не ждет. Стратегическая ориентация ДНР и ЛНР заключается в сотрудничестве с Россией, и с этой целью они будут искать экономически эффективные решения для себя. Кроме того, я уверена, что Киев и Украина неизбежно повернутся к России в будущем. ЕС столкнулся со многими проблемами, которые усугубили экономический и миграционный кризисы. И без этого, я думаю, что Украина не будет приветствоваться в ЕС. Можно предположить, что ЕС будет искать возможные решения для себя в более тесном сотрудничестве с Москвой, а не с Вашингтоном.

Недавно, в Москве, на съезде «Единой России» Вы познакомились с политиками из Южной Осетии. Как известно, Республика провозгласила курс на воссоединение с Россией. Эксперты говорят о невозможности этого сценария в виду негативных тенденций вокруг России. Что Вы думаете об этом?

Впервые у меня была возможность встретиться с вашими политиками в 2014 году, во время визита в Южную Осетию. Прежде всего, я хочу сказать, что я имела огромную честь увидеть вашу прекрасную страну, которая богата традициями. Я заметила особую связь между Южной Осетией и Сербией, особенно в народных традициях. Кавказ произвел на меня сильное впечатление, особенно ландшафты неописуемой красоты. На съезде партии "Единая Россия" я говорила с вашими политиками и мне было интересно, когда будет проведен референдум, о котором в течение длительного времени ведутся разговоры. В российских СМИ я по-прежнему слежу за новостями из Южной Осетии. Я думаю, что интеграционные процессы на территории бывшего СССР вполне естественны, и наоборот не вижу никаких проблем в связи с этим. По моему мнению, с ослаблением американского влияния, многие другие республики, такие как Грузия, Азербайджан, страны Балтии изменят свое отношение к России. На самом деле, недоразумения и конфликты на территории бывшего СССР в значительной степени созданы искусственно под влиянием США. Что касается Южной Осетии, то ситуация здесь очень специфична. Ваш народ после распада Советского Союза остался разделенным в двух государствах. Во время моего визита в Цхинвал я  хотела узнать об вашей истории, культуре и политической ситуации. В разговоре с людьми из Южной Осетии, у меня сложилось впечатление, что существует большое желание, чтобы между Северной и Южной Осетией не было границ. В любом случае, я поддерживаю возможность проведения вами референдума для определения своего будущего, и не вижу в этом ничего плохого. Многочисленные эксперты всегда имеют двойные стандарты, в зависимости от того, кто должен определиться и будут ли эти вопросы отвечать интересам Запада. Например, когда в 90-х годах прошлого века распадалась Югославия, Запад поддержал право республик выбирать свое будущее, но сегодня, когда Республика Сербская, которая является дисфункциональным государством в конфедерации Боснии и Герцеговины хочет провести референдум, Запад считает это недопустимым. Это не демократия, это называется лицемерием. В заключение хотелось бы передать привет дружественному народу Южной Осетии и пожелать вам успехов в достижении ваших целей.

Last modified on Friday, 09 September 2016 11:33
Share this article

About author

Главный редактор

Email This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Настройки

ССЫЛКИ

Новостная рассылка

Оставте нам адрес электоронной почты, если хотите подписаться на новостную рассылку
Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…