Григорий Трофимчук: "Южная Осетия до "Крыма" и Южная Осетия после "Крыма" - это две разных ситуации"

Разговоры вокруг статуса Южной Осетии активизированы, на мой взгляд, для того, чтобы показать Западу, что в случае чего Россия может пойти на крайние меры и на этом направлении тоже. Сама Россия прекрасно осознаёт, что даст принятие декларации о вхождении РЮО в состав федерации в любом виде – хоть прямом, хоть опосредованном, как это предлагается сейчас, хоть путём сливания с Северной Осетией. Это будет пакет новых санкций Запада, ускорение процесса вхождения Грузии в НАТО, лишние движения внутри Абхазии и т.п.

 

Сейчас уже не может быть никаких сомнений в максимально жёсткой реакции США, так как все эти вещи обкатаны на практике. Южная Осетия «до Крыма» и Южная Осетия «после Крыма» – это две разных ситуации. Конечно, можно не отвлекаться на мнение США, и, что называется, ни с кем не здороваться, но у России это получается плохо.

Основной риск такого развития ситуации – это насыщение региона террористами, с попытками дестабилизации обстановки в республике, вплоть до терактов, как это часто случается на российском Северном Кавказе.

Однако на практике могут возникнуть условия, когда, например, на каком-то этапе обстановка в зоне Карабаха выйдет из-под контроля – и тогда, как бы спасаясь от войны, Южная Осетия может попросить официальной, юридической защиты у России. В таком случае в глазах международного сообщества расклад будет выглядеть несколько иначе, просто по факту.

Считаю, что наиболее правильным решением было бы создание необходимой международной атмосферы через общественные организации и институты, в число которых вошли бы и европейские структуры. Включая, в обязательном порядке и грузинские организации. Проблема в том, что Южная Осетия (по понятным причинам, это не стоит объяснять лишний раз) «волком» смотрит на Грузию. Но ведь даже сама Москва регулярно говорит о том, что необходимо настраивать грузино-югоосетинские отношения.

Другими словами, для того чтобы делать важные политические шаги, надо думать стратегически. А стратегия состоит в том, что на постсоветском пространстве, после развала самого СССР (а не после Крыма, как кому-то кажется), и в самой Европе не действуют никакие законы международного права, и в частности, основополагающий Хельсинский Акт 1975 года.

Вот в какой плоскости надо ставить вопрос, закрепляя решения через широкие международные форматы (условно говоря, «Хельсинки-2» и т.п.), создавая их там, где они необходимы. Об этом же говорят и некоторые российские эксперты, комментируя инициативу Леонида Тибилова.

 
 
 
 
Григорий Трофимчук — эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности

Политолог, председатель Экспертного совета Research Support Foundation «Workshop of Eurasian Ideas» (Фонд поддержки научных исследований «Мастерская евразийских идей»).

"Aloninfo.ru"

Share this article

About author

Главный редактор

Email This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Настройки

ССЫЛКИ

Новостная рассылка

Оставте нам адрес электоронной почты, если хотите подписаться на новостную рассылку
Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…